ФЭНДОМ


Файл:Sir Edward John Poynter lesbia and her sparrow.jpg

Лесбия (лат. Lesbia) — псевдоним, которым древнеримский поэт Гай Валерий Катулл называет в лирике свою возлюбленную (50-е годы до н. э.). С середины XIX века традиционно считается, что прообразом Лесбии являлась скандально известная[1] римская матрона Клодия Пульхра Терция.

По следам прославленного поэтического цикла имя Лесбия стала нарицательным, символизирующем созидательную и одновременно разрушительную силу Женственности, которая рождает душевную боль и неудовлетворённость желаний мужчины из-за направленности влечения любимой не на него, а кого-то другого.[2] В таком смысле имя Лесбия используется в сочинениях последующих эпох.

Личность Лесбии Править

Файл:John Reinhard Weguelin Lesbia.jpg

О Лесбии нет никакой достоверной информации, кроме той, которую можно обнаружить в стихотворениях Катулла. Полагают, что ей посвящено 25 из 116 сохранившихся его стихотворений, в том числе самое знаменитое — «Odi et amo» (Ненавижу и люблю). Стихи демонстрируют самый широкий диапазон чувств, которые испытывал поэт к своей возлюбленной: от нежной любви через грусть и разочарование к горькому сарказму.

Шаблон:Цитата Кем именно была женщина, к которой были обращены одновременно любовь и ненависть поэта, могло бы навсегда остаться неизвестным и вызывать вопросы и предположения исследователей. Современный писатель В. Отрошенко так характеризовал образ Лесбии, сложившийся в стихах:

«Обстоятельства могли бы сложиться так, что исследователи никогда бы не установили, кем была героиня этой истории. По стихам Катулла, где в образе Лесбии сосредоточены одновременно вся волшебная красота небесных богинь и все буйное блядство кабаков и переулков Рима, её можно было бы представлять кем угодно — потаскушкой с улицы Субура, какой-нибудь вольноотпущенницей, римской гетерой или некой лесбосской девушкой (жительницей острова Лесбос) — таков точный смысл псевдонима Lesbia, который Катулл дал возлюбленной.»[3]

Тем не менее, можно обнаружить некоторые намёки. Крохи дополнительных сведений извлекают из сочинений позднеантичных писателей. Сидоний Аполлинарий (V век) упоминает о поэтическом даре Лесбии: «часто Коринна завершала строку за Назоном, Лесбия за Катуллом, etc.»[4] Писатель Апулей (II век) заметил, что её настоящее имя — Клодия (см. ниже). В какой степени эта информация основана на слухах, а в какой — является истинной, оценить невозможно, тем не менее, замечание Апулея стало благодатной почвой для создания многочисленных теорий.

Происхождение псевдонима Править

Выбранный Катуллом псевдоним — женское имя, предполагавшее литературные и эротические коннотации, связанные с островом Лесбос, родиной весьма почитаемой автором поэтессы Сапфо. Традиция использовать вымышленное имя возлюбленной вместо настоящего была достаточно распространена. «Это был поэтический этикет: вымышленными именами пользовались, во-первых, чтобы не сглазить, а во-вторых, чтобы не скомпрометировать воспеваемое лицо. И это была психологическая игра с самим собой: она подчеркивала, что поэзия и жизнь — вещи разные и что в стихах поэт пишет не столько о том, что с ним было, сколько о том, что он хотел бы, чтобы с ним было», указывает Михаил Гаспаров[5].

Считается, что данный псевдоним впервые употреблён поэтом в стихотворении, обращённом к возлюбленной, но при этом являвшемся одновременно переводом с греческого строк Сапфо к своей любовнице (см. ниже), то есть псевдоним был придуман под влиянием знаменитых стихов другой поэтессы. Никаких коннотаций, связанных с однополой любовью, для римского поэта этот псевдоним не нёс, никаких лесбийских аллюзий стихи к Лесбии не имеют, и никем из исследователей в последующие века они не подразумевались.

Клодия Пульхра Терция Править

Основная статья: Клодия Пульхра Терция

Согласно наиболее распространённой версии, известной благодаря Апулею[6] (II веке н. э.), в реальной жизни Лесбию звали Клодия. Обвинённый перед судом в чернокнижии и развратном поведении[7], Апулей заявил в своей защитной речи, что если он и упоминал в своих стихах реальных лиц, то только под вымышленными именами, подобно тому, как «Катулл называл Лесбией Клодию, а Тицида Метеллу Периллой, а Проперций под именем Кинфии скрывал Гостию, а у Тибулла была Плания на уме и Делия на языке». Предполагают, что Апулей черпал свою информацию из несохранившегося труда Светония De poetis или же из работы Галия Юлия Гигина, служившего Светонию основным источником.[8]

Эту Клодию принято отождествлять с одной из самых одиозных современниц Катулла — с Клодией Пульхрой Терцией, бывшей замужем за покровителем поэта Метеллом, своим двоюродным братом. Родная её сестра была замужем за полководцем Лукуллом, сводная — за самим Помпеем. А её родным братом был тот самый Публий Клодий Пульхр, который проник в женском платье на таинства Благой Богини и скомпрометировал жену Цезаря, что вызвало её развод. Саму Клодию обвиняли в инцестуальной связи со своим братом. Известны два прозвища Клодии: «Боопида» (Волоокая) и «Квадрантария» (Ценою в четверть гроша).[9][10].

Файл:Maccari-Cicero.jpg

После кончины мужа у Клодии был роман с приятелем Катулла, богатым и красивым Целием Руфом. Они были любовниками с 59 по 57 год до н. э. и жили в соседних домах на Палатинском холме. Прервав с ним связь, Клодия через подставных лиц обвиняла Целия Руфа в попытке её отравления, а также в многочисленных других преступлениях. Адвокатом обвиняемого выступил враг её брата Цицерон, произнеся на этом суде в марте 56 г. до н. э. одну из самых знаменитых речей — Pro Caelio.[11] Большинство неприглядных фактов биографии Клодии известно именно из этой речи. Цицерон характеризует её как «всеобщую подружку» и как особу «не только знатную, но и общеизвестную», упоминает о её инцесте, любовниках и подозрительной смерти мужа. Целий был оправдан, а репутация Клодии — погублена. После этого никакой информации о жизни Клодии не появилось. Известно только, что в 44 г до н. э. она была ещё жива (существует запись о том, что в этом году она имеет какие-то деловые переговоры о недвижимости с тем же Цицероном)[12]. Ни один из современных Катуллу писателей не упоминает её имя в связи с поэтом.

Версия о том, что упомянутая Апулеем два века спустя Клодия является Клодией Пульхрой Терцией, была введена в научный обиход в 1862 году немецким учёным Л. Швабе (Ludwig Schwabe).[13] Главные комментаторы[14] XIX века приняли реконструкцию Швабе, и хотя Хэвлок[15] бросил вызов многим из этих предположений, комментаторы[16] второй половины ХХ века, в том числе и отечественные (Михаил Гаспаров), всё еще по большей части придерживаются именно этой версии[17].

Стихи к Лесбии Править

Стихи к Лесбии сохранились в найденном в Средневековье в Вероне манускрипте. Этот сборник — «Книга Катулла Веронского», был произвольно составлен каким-то его веронским земляком в период поздней античности, и содержит 116 стихотворений, расположенных вне какой-либо хронологической последовательности и датировки. Цикл стихотворений к Лесбии разбросан по книге беспорядочно, поэтому историю отношений с Лесбией приходится реконструировать.

Список стихов к Лесбии Править

№5 (Vivamus, mea Lesbia, atque amemus)

Будем жить, моя Лесбия, будем друг друга любить,
пересудам и сплетням мы знаем грошовую цену.
Заходящее солнце восходит с утра, но не быть
нам опять на земле — краткой жизни приходит на смену
беспробудная ночь. Поцелуй меня тысячу раз
и ещё сотню раз, снова тысячу, сызнова сотню,
и ещё, и ещё — чтоб дурной и завистливый глаз
сосчитать поцелуи не мог и богатства не отнял[18].

Стихи о Лесбии датируются по большей части 5755 гг. до н. э. Исследователи указывают, что не нужно считать Лесбию единственной (или «единственной настоящей») любовью Катулла и относить к ней все, какие можно, безымянные любовные упоминания в его поэзии. Лесбия упоминается по имени только в 13 стихотворениях Катулла. Датировать большинство из них не представляется возможным, но многие явно написаны прежде прочих. Примерное хронологическое расположение (по М.Гаспарову)[19]:

  1. (№ 51) «Лесбия, только я тебя увижу, как весь обмираю, — верно, это от праздности!».
  2. (№ 5) «Лесбия, будем целоваться, не считая поцелуев, — чтоб не сглазили!»
  3. (№ 7) «Спросишь, Лесбия, сколько поцелуев хватит мне»
  4. (№ 86) «Квинтия — и та хороша лишь по частям, а моя Лесбия — вся»
  5. (№ 43) «Как, какую-то девку кто-то сравнивает красотою с моей Лесбией?»
  6. (№ 92) «Лесбия меня бранит — значит, любит: провалиться мне, я ведь тоже!»
  7. (№ 83) «Лесбия бранит меня при муже — тем хуже, если ему невдомек, что это значит!»
  8. (№ 79) «Лесбия предпочитает мне другого, а у него воняет изо рта!»
  9. (№ 87) «Лесбия, я тебя любил и был верен, как никто!»
  10. (№ 107) «Лесбия снова уступила моим желаниям — о, блаженство!»
  11. (№ 72) «Я тебя любил, Лесбия, не как любовницу, а как родную; но теперь я знаю тебя, и хоть люблю, но уже не так по-доброму»
  12. (№ 75) «До того ты меня довела, что уже не могу по-доброму, но не могу и не любить»
  13. (№ 58) И наконец: «Лесбия, так когда-то мной любимая, блудит теперь по подворотням!»

К этому ряду примыкает еще десяток стихотворений. Имя в них не упомянуто, но перекличка мотивов, а также анализ употребляемых эпитетов, привязывает их к предыдущим, (с чем соглашаются практически все толкователи, опираясь на лингвистические сравнения):

Стихотворение № 51
Сапфо
(пер. с греч. яз.)
Катулл
(пер. с лат. яз.)

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
       Слушает голос

И прелестный смех. У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться:
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
       Вымолвить слова.

Но немеет тотчас язык, под кожей
Быстро легкий жар пробегает, смотрят,
Ничего не видя, глаза, в ушах же —
       Звон непрерывный.
[20]

Мнится мне, он бог, а не смертный образ,
Мнится, пусть грешно, он превыше бога:
Близ тебя сидит, не отводит взора,
Слушая жадно

Смех рокочущий этих губ. А мне-то
Каково терпеть! Чуть, бывало, встречу
Лесбию — душа вон из тела. Слово
Вымолвить трудно.

Нем язык. Дрожа бормочу. Под кожей
Тонким огоньком пробегает трепет,
И в ушах звенит, и в глазах темнеет —
Света не вижу.

Лень твоя, Катулл, для тебя погибель,
Лень рождает блажь о блаженстве мнимом,
Лень владык былых и держав богатых
Сколько сгубила?
[21]

  • (№ 2) «Ах, милый воробышек, над которым милая развлекает свое томление!»
  • (№ 3) «Бедный воробышек, ты умер, и глазки милой теперь заплаканы!»
  • (№ 70) «Милая клянется мне в верности — но такие клятвы писаны на воде»
  • (№ 109) «Милая предлагает мне любовь на всю жизнь — о, если бы она могла исполнить обещание!»
  • (№ 104) «Не могу сказать дурного слова о милой: если б мог, мне стало бы легче»
  • (№ 36) «Мы примирились — сожжем по обету кучу дрянных стихов, только не моих, а чужих!»
  • (№ 85) «И ненавижу и люблю одновременно — какая мука!»
  • (№ 91) «Геллий, зачем ты вступил в связь с той, к кому меня снедала злая любовь»
  • (№ 37) «Девушка, которую любил я больше всех в мире, теперь наперебой любится с богачами»
  • (№ 76) «Я был честен в любви — воздайте же мне, боги, помогите исцелиться!»
  • (№ 8) «Крепись, Катулл: она не любит — не люби и ты, ей же хуже!»
  • (№ 11) «Передайте ей, друзья: пусть надрывает всех своих любовников, но обо мне забудет: она подкосила меня, как цветок»

Кроме того, ряд параллелей со стихами к Лесбии, важных для понимания их литературного контекста и датировки, а также соотношения реальной личности Катулла и его лирического героя, имеют несколько любовных стихотворений Катулла, обращенных к Ювенцию.

Первое стихотворение к Лесбии Править

Хронологически первым стихотворением цикла, обращённого к Лесбии, считается № 51 — по той причине, что из него с наглядностью видно, каким образом поэт изобрёл псевдоним для своей возлюбленной. Де факто оно является переводом Катулла на латынь греческого стихотворения Сапфо. Лесбосская поэтесса обращает свои строки к своей лесбосской же возлюбленной, которую ревнует к мужчине, и не называет её по имени. Катулл в эту оду внёс множество произвольных изменений и дополнений. В том числе он ввёл в неё и это обращение, превратив характеристику адресата стихов в её личное имя — Лесбия. Некоторые исследователи даже предполагают[3], что сама любовь к конкретной женщине ещё не вошла в жизнь Катулла, а имя для неё он уже придумал. Как бы то ни было — появилась реальная Лесбия в момент написания данных стихов или уже позже, имя поэту полюбилось.

В своем стихотворении Катулл резче, по сравнению с Сапфо, подчёркивает субъективные моменты чувств и заканчивает резонирующей сентенцией, добавляя ещё одну строфу, где ругает себя за лень, которая, по его мнению, явилась стимулом его чувств: «Праздность, друг Катулл, для тебя — отрава. / Праздность — чувств в тебе пробуждает буйство. / Праздность и царей и столиц счастливых / Много сгубила»[22].

Воробушек Лесбии Править

Самым запоминающимся атрибутом Лесбии стал её ручной воробей, воспетый Катуллом в двух обращённых к ней стихотворениях (№ 2 и № 3). Оба стихотворения были очень популярны среди римских читателей. Хозяйка воробья в стихах по имени не названа, но уже древние не сомневались, что это Лесбия (см. например Марциал 7:14: «…любимая нежным Катуллом, / Плакала Лесбия, ласк птички своей лишена»).

Файл:Godward-Lesbia with her Sparrow-1916.jpg

В стихотворении № 2 поэт просто завидует воробью, который волен в любой момент порхать по телу его любимой. Стихотворение № 3 представлет собой стихотворный некролог на смерть птички. В нём Катулл «пародирует поминальный плач и надгробные речи, внося те же сетования на краткость жизни, те же повторы, те же ласкательные и уменьшительные существительные и т. д., но все эти средства художественного выражения даны в шутливо-ласковом тоне»[23]. Воробей был посвящён Венере (в частности, на колеснице, запряжённой воробьями, богиня является в гимне Сапфо) и особенно годился в герои любовного стихотворения. «Воробышек» было ласкательным словом у влюбленных ещё в комедиях Плавта.

№3 (Lvgete, o Veneres Cupidinesque)

Лейте слезы, Венеры и Амуры,
Лейте слезы, поклонники Венеры!
Воробьишка моей подружки умер,
А она пуще глаз его любила:
Он такой был прелестный и веселый,
Он всегда к ней выпархивал навстречу,
Сладко-сладко клевал ее повсюду,
Не слезая с нее ни на минуту,
Пел ей нежно «пи-пи», смешил и тешил –
А теперь он идет по той дороге,
По которой, увы, нельзя вернуться,
В край безмолвия, ужаса и мрака.
Будьте прокляты, духи подземелья,
Пожиратели юных и прекрасных!
Вы похитили у меня такую
Ненаглядную, милую пичужку!
О жестокость судьбы! О бедный птенчик!
Безутешно хозяюшка рыдает —
У неё даже глазки покраснели[24].

Любопытно, что современная переводчица Шаблон:Nl указывает, что по её мнению, «в этих фривольных стихотворениях Катулл, пародируя торжественные гимны в честь богов, под именем „воробьишки“ изображает одну из частей собственного тела. Однако эффект двойной интерпретации нередко вводил читателей в заблуждение, и эти стихи воспринимались только как обращение к реальной птице». В связи с тем, что поэзия Катулла действительно полна фривольностей и двусмысленностей, данная версия имеет право на существование.

Поминальный плач по воробьишке был чрезвычайно популярен не только в римскую эпоху, но и позже, и вызвал подражания, в частности:

  • Овидий, элегия «На смерть попугая» своей возлюбленной Коринны.
  • Джон Скелтон, стихотворение «Phyllyp Sparowe» на смерть воробья Джейн Скроуп (1505)
  • Дельвиг, «На смерть собачки Амики» (1821)[25].
  • А. Востоков, «На смерть воробья» (Дашеньки)[26]

В европейской живописи второй половины XIX века Лесбия изображается именно в компании воробьёв. Кроме того, в честь Лесбии в своё время было названо семейство колибриколибри-шлейфоносцы (латинское название — Lesbia).

«Ненавижу и люблю» Править

Основная статья: Odi et amo

Двустишье № 85 Odi et amo («Ненавижу и люблю»), написанное в период очередного разлада поэта с возлюбленной, входит в золотой фонд мировой поэзии и является наиболее часто цитируемым его произведением.

История любви Лесбии и Катулла Править

Файл:Catullus at Lesbia's by Sir Laurence Alma Tadema.jpg

Исследователи отмечают, что ярко личный характер любовной лирики Катулла создаёт искушение рассматривать его стихи как «человеческие документы» и использовать их в психолого-биографическом плане.

Такие попытки нередко делались в беллетристической форме, например, в романизированных биографиях Катулла. Но и научные исследователи также занимались восстановлением любовной истории Катулла и Лесбии. Применяемый механизм таков: стихотворения комбинуются с биографическими сведениями о предполагаемой героине — Клодии Пульхре Третьей, и таким образом, устанавливается история и хронология любовных отношений Катулла и Клодии до и после его путешествия в Вифинию.

Соответственно, стихотворения размещаются по отдельным этапам «романа» — от первых робких надежд и блаженства взаимной любви через ревность, размолвки и примирения к последующему душевному раздвоению и окончательному разрыву. «Биографическая ценность подобных восстановлении остается все же весьма условной, тем более, что задача эта допускает, как показал опыт, различные решения»[27], указывают историки античной литературы.

Биографические сведения о Катулле Править

Известные события жизни Катулла таковы: около 6160 года до н. э. Катулл прибывает в Рим и поступает в свиту сенатора Квинта Метелла Целера, женатого на Клодии. В ранний римский период, как явствует из его элегии № 68, посвящённой некому Аллию, у него была совсем другая любовь — candida diva, как он её называет. Она была женою Аллия, в доме которого Катулл поселился, переехав из Вероны в Рим. Поэт вспоминает об этой поре с восторгом. Богиню и госпожу они дели с Аллием на двоих, это была их communis amor. Катулл был безмерно благодарен другу и потом с удовольствием вспоминал это время.

Катулл ко времени своего приезда в Рим и встречи с Лесбией был безвестным провинциалом, не обладающим ни родовитостью, ни богатством, ни римским гражданством. Именно таким он, вероятно, и представлялся Квинту Метеллу Целеру, сенатору, происходившему из знатного римского рода и избранному в 60 году консулом. По приезду в Рим Катулл очутился в его свите не случайно: буквально только что, в 62—61 годах, Метелл занимал должность наместника родины веронца Катулла Предальпийской Галлии, и для Катулла, как выходца из этой провинции, было естественно искать у него покровительства в Риме.

По-видимому, Катулл отлично освоился в столичных литературных и светских кругах, где он вскоре повстречался с будущей героиней своих стихотворений — Лесбией, вне зависимости, была ею Клодия или нет. В свите сенатора Метелла Катулл оставался недолго, около года. В 59 году до н. э. его покровитель неожиданно скончался, отравленный, по убеждению некоторых современников, собственной женой. (Если Клодия была Лесбией, то её роман с поэтом начался ещё до смерти супруга, поскольку в одном из стихотворений Катулл упоминает, что любимая бранит его в присутствии мужа, а тот и не подозревает, откуда такие страсти). После смерти сенатора Метелла Катулл переходит в свиту другого сенатора — Гая Меммия, и через некоторое время отправляется с ним в малоазийскую Вифинию. В жизни Клодии в этот момент разворачиваются события романа с Целием, известные по речи Цицерона (о соотношении хронологий историй Лесбии и Клодии см. ниже). Разгромный процесс Цицерона предшествует прощальному стихотворению Катулла, в котором он окончательно порывает с Лесбией. Через несколько лет после этого он умирает.

Реконструкция любовной истории Править

Безотносительно отождествления Лесбии с Клодией и конкретных дат, посвящённый Лесбии поэтический цикл имеет свою внутреннюю хронологию, которая очевидна из эмоций, переполняющих автора: безмятежно-счастливое начало, яростная ревность, уличения в неверности, жестокие размолвки, проклятия, клятвы, слезы, радостные примирения, наконец, окончательный разрыв. (См. 25 стихотворений Катулла к Лесбии (текст)).

Файл:Favourite Poet.jpg

Исследователи античной литературы характеризуют смену настроений в цикле стихов: «в быстром чередовании сентиментальности и иронии, пафоса и резонерства, вкрадчивости и задора развёртываются стихотворения о воробье любимой, о смерти воробья, о жажде несчётных поцелуев»[27]. Это те произведения Катулла, которые пользовались особенной славой в древности и в Новое время и вызвали большое количество подражаний и переделок в «галантной лирике» Ренессанса и последующих веков. В дальнейшем шутливые тона сменяются более мрачными, и основным мотивом становится разлад чувств, презрение к той, которая не сумела достойным образом ответить на глубокую любовь, и неспособность подавить всё более разгорающуюся страсть.

Стадии их отношений таковы:

  1. Трепетная влюбленность Катулла
  2. Счастливая взаимность
  3. Ссоры
  4. Примирения
  5. Катулл узнает об изменах Лесбии
  6. Горькая ярость и язвительная злоба Катулла
  7. Успокоение, подведение итогов и окончательный отказ.
Соответствие стихов и стадий отношений
Период отношений №№ Пример
(фрагменты стихов)
Любовные стихи к Лесбии №№ 2, 3, 5, 7, 13,
51, 87, 107, 109

№ 7: Спросишь Лесбия, сколько поцелуев
Хватит мне и вполне, что за вопросы?[21]

  • Стихи, сравнивающие её с другими женщинами
№№ 43, 86

№ 43: Тебя ли провинция с Лесбией милой
равняет? О, век неразумный, постылый![18]

Стихи о их ссорах №№ 36, 83, 92, 104

№ 92: Лесбия дурно всегда, но твердит обо мне постоянно
Нет, пропади я совсем, если не любит меня.
Признаки те же у нас: постоянно ее проклинаю
Но пропади я совсем, если ее не люблю[21].

  • Упоминание наличия у Лесбии мужа
№ 83

Много обидного мне говорит в присутствии мужа
Лесбия, он же, глупец, рад неизвестно чему[21].

Стихи о её изменах Катуллу, его к этому отношению и примирении №№ 8, 68, 70, 72,
75, 76, 85

№ 75: Лесбия, мой рассудок тобой окончательно сломлен
И доведен до того, что не способен теперь
Ни относиться к тебе хорошо — если станешь хорошей,
Ни перестать любить — что ты со мной ни твори[24].

  • Роман Лесбии с Лесбием
№ 79

Лесбий красив? Ну ещё бы! Он Лесбии нравится больше,
Горький Катулл мой, чем ты с домом и родом твоим[21]

  • Роман возлюбленной поэта (Лесбии?) с Геллием
№ 91

Геллий, не потому тебе доверял я всецело
В этой несчастной моей и безнадежной любви,
Не потому, что тебя я считал человеком надежным…[21]

  • Роман возлюбленной поэта (Лесбии?)
    с Эгнатиусом, который «чистит зубы мочой»
№ 37

Я вам похабщиной пораспишу всякой,
Раз девушка моя с моих колен встала,
Которую любил я крепче всех в мире,
Из-за которой я такие вел битвы, —
И нынче села, богачи и знать, с вами,
И любите её наперебой все вы[21]

Яростные и язвительные стихи против Лесбии №№ 37, 58, 79

№ 58: Целий! Лесбия, Лесбия (ты слышишь,
Чуешь?), Лесбия, та, что самой жизни,
Милых всех для меня была дороже,
В переулках теперь и в подворотнях
Эта Лесбия тешит внуков Рема[21].

  • Окончательное прощание
№ 11

По ее вине иссушилось сердце,
 Как степной цветок, проходящим плугом
 Тронутый насмерть[28]

Идентификация Лесбии с Клодией Пульхрой Терцией Править

Существуют противники отождествления Клодии Пульхры Терции с Лесбией. В пользу обеих версий приводятся следующие доводы:

Доводы «за» Править

№79

Лесбий красив? Ну ещё бы! Он Лесбии нравится больше,
Горький Катулл мой, чем ты с домом и родом твоим.
Пусть он красив! Но пускай пропаду со всем домом и родом,
Если хоть трое друзей в рот поцелуют его[21].

  • свидетельство Апулея по поводу имени «Клодия»
  • несомненное знакомство Катулла с Клодией Пульхрой Терцией — женой его покровителя
  • дурная репутация Клодии, которая оправдывает резкие эпитеты, обращённые к Лесбии
  • интимная связь Клодии Пульхры Терции с её братом Публием Клодием Пульхром (известна из речи Цицерона), имеющая аналогию со стихотворением № 79, где описывается связь Лесбии с неким Лесбием. Кроме того, важно, что первая строчка стихотворения по-латыни звучит: Lesbius est pulcher. Quid ni? Quem Lesbia malit, то есть Катулл, возможно, играя словами, употребляет в отношении соперника слово «красивый» — pulcher, которое полностью совпадает с одной из частей имени Публия Клодия Пульхра — лат. Publius Clodius Pulcher.

Доводы «против» Править

Хронологические рамки Править

Год до н. э. События реальной жизни События любовной истории поэта и Лесбии
ок. 94 года рождение Клодии
ок. 87 года Рождение Катулла
61 год Катулл приезжает в Рим Приблизительная дата романа с женой Аллия
60 год Верхняя граница начала романа с Лесбией
59 год Смерть мужа Клодии. Начало её романа с Целием
57 год Конец романа Клодии с Целием. Катулл уезжает в Вифинию Бо ́льшая часть стихов к Лесбии
56 год Суд над Целием и речь Цицерона, уничтожающая Клодию. Катулл в Вифинии
55 год Цезарь переходит через Альпы Стихотворение № 11 — окончательный разрыв с Лесбией
ок. 54 года Смерть Катулла
ок. 44 года последнее упоминание о Клодии

Главным доводом, заставляющим задуматься противников отождествления, оказываются хронологические рамки.

Все скудные и немногочисленные датировки в стихах Катулла относятся к 60—55 годам (и по большей части к 57—55 годам) до н. э. Единственный хронологический намёк в стихах о Лесбии (последнее из цикла — № 11 с надрывным прощанием) — к 55 году. Это стихотворение было написано не раньше 55 года, или даже позже, потому что именно в 55 году Цезарь с огромным войском совершил первый переход через Альпы. Именно это событие упомянуто в третьей строфе: «sive trans altas gradietur Alpes,/ Caesaris visens monumenta magni» (Перейду ли Альп ледяные кручи, / Где поставил знак знаменитый Цезарь).

Между тем, Клодия овдовела только в 59 году до н. э., и до этого дня вела себя сдержанно. После смерти мужа её любовником стал Целий, причём его даже подозревали в том, что он помог любимой женщине отравить супруга. С Целием она провела 59—57 годы. Роман Катулла можно было бы поместить в тот промежуток времени, когда Целий и Клодия, разорвав отношения, готовились к судебному процессу. Однако известно, что как раз в это время Катулла не было в Риме. В 57 году он уехал на Восток, в Вифинию, с претором Гаем Меммием, в свиту которого он перешёл после смерти Метелла.

В 57-56 годы до н. э. Катулл всё также остается в Вифинии, а в 56 году происходит судебный процесс, после которого Клодия совсем исчезает из виду — или умирает, или удаляется на вынужденный покой. Стихотворение № 11 написано после 55 года, то есть «злые и последние слова» были сказаны поэтом уже после судебного процесса. Однако по общему убеждению исследователей[3] Клодия уже не могла быть в это время любовницей Катулла, ибо процесс круто изменил её судьбу, если даже не привёл к её внезапной смерти. Да и сам Катулл, страдавший, как явствует из некоторых его стихов, чахоткой, был тогда на пороге смерти, последовавшей предположительно в 54 году до н. э.

Стало быть, если Клодия была Лесбией, то её роман с Катуллом — лишь краткая промежуточная или попутная интрижка довольно раннего времени, а стихи о ней Катулла (по крайней мере, некоторые) — произведения очень поздние, т. е. — писались «по следам». Михаил Гаспаров предлагает такое решение проблемы: «возникает вопрос: обязаны ли мы представлять себе любовные стихи Катулла мгновенными откликами на события его отношении, с Клодией? нельзя ли представить, что многие из них были написаны позже, по воспоминаниям, ретроспективно»[5] и приводит в качестве примера ретроспективные любовные стихи Фета. Это предположение остается всего лишь версией, с которой не сочетается пламенное горячее чувство в стихах Катулла, которое вряд ли смогло бы быть столь горячим в стихах, написанных по памяти.

Файл:Bakalovich little luxery.jpg

Социальные краски Править

Второй важный момент — социальные краски стихов. Гаспаров отмечает: «Реальная Клодия была знатной женщиной, по социальному положению стоявшей гораздо выше безродного молодого веронца. Но в стихах Катулла нигде, ни единожды не мелькает взгляд на Лесбию снизу вверх»[5].

Поэт говорит о ней как о равной или как о низшей. «Забудем на минуту то, что мы знаем от Апулея и Цицерона, и представим себе Лесбию такой, какими были обычные героини античной любовной лирики — гетерой, полусветской содержанкой: и ни один катулловский мотив не будет этому противоречить. Больше того: иногда Катулл прямо стилизует Лесбию под продажную женщину — вот он переборет свою любовь (№ 8), и как ты будешь теперь жить?… кого любить? кому скажешь „твоя!“? кого станешь целовать? кого кусать в губки?. В стихотворении № 58 его Лесбия блудит по подворотням, а в стихотворении № 37 изображается (правда, безымянно) кабацкой девкой, которую одна компания отбивает у другой»[5].

Файл:Griechen11.jpg

Трудно представить такое обращение к жене сенатора, внучке и племяннице консулов, свояченице двух из самых могущественных и знатных лиц Рима того времени — Помпея и Лукулла. Не ощущается и разница в возрасте — а реальная Клодия была примерно на 10 лет старше Катулла. Кроме того, если верить Сидонию, Лесбия писала стихи — а о Клодии подобного не известно.

Это особенно интересно по сравнению со стихами к предыдущей любви поэта — жене Анния (имя которой в истории Рима не оставило никакого следа) к которой он относится подчёркнуто уважительно: прямо называет ее — «dominae», что означает «госпожа; хозяйка дома; супруга».

Гаспаров, считающий отождествление Клодии с Лесбией верным, считает такое простецкое обращение к Лесбии литературной игрой. Предлагаемое Гаспаровым решение состоит в том, что Катулл стилизовал Клодию под гетеру нарочно, поскольку «именно гетера была для античного общества наставницей в „науке любви“ — и не только любви телесной, но и, как это ни неожиданно, любви духовной. И античная поэзия не хотела забывать об этой школе». И, тем не менее, учёный изумляется сам: «любовь к светской женщине оказывается у Катулла загримированной под любовь к гетере — и это у поэта, для которого „столичность“ была превыше всего!». Других учёных, в первую очередь Хэвлока, эти же доводы заставляют усомниться в истинности отождествления.

Неоднозначные доводы Править

№ 77 № 58

Руф, я верил тебе, я считал тебя другом — все даром!
Даром? О нет, цена слишком высокой была!

Ты меня предал; твое вероломство прожгло мне всю печень,
Ибо ты отнял все, что было дорого мне.

Как же бесславен конец нашей дружбы, казавшейся вечной;
Как же мучителен яд горестной жизни моей
[24].

Целий! Лесбия, Лесбия (ты слышишь,
Чуешь?), Лесбия, та, что самой жизни,
Милых всех для меня была дороже,
В переулках теперь и в подворотнях
Эта Лесбия тешит внуков Рема
[21].

Также из стихов Катулла можно извлечь информацию, которая имеет неоднозначное толкование и употребима относительно обеих версий, как «за», так и «против».

Стихи к Целию Править

Марк Целий Руф, любовник Клодии, позже пострадавший от неё в суде, был приятелем Катулла и вращался с ним в одних кругах. «Книга Катулла Веронского» включает два стихотворения, где он назван по имени.

Одно из них (№ 58) очевидно входит в цикл к Лесбии, поскольку она там упоминается, а второе (№ 77) можно включить в него предположительно, если придерживаться версии, что Катулл узнает о том, что Целий отбил у него любимую Лесбию-Клодию и по этой причине испытывает ненависть. C другой стороны, оно может относиться к любой другой теме, поскольку непонятно, за какое именно предательство ругает Целия Катулл. Кроме того, недостоверно, что Руф, упомянутый в стихах, является именно Марком Целием Руфом.

Стихотворение к Целию про Лесбию достаточно загадочно: оно явно относится к последнему этапу любовной истории Катулла, печально-возвышенное, короткое и преисполнено дружеских чувств (то есть предательство либо прощено, либо ещё не случилось), кроме того, из него видно, что либо между Целием и Лесбией ничего нет, либо эти чувства уже прошедший этап. Интересно притяжательное местоимение «наша» (Caeli, Lesbia nostra, Lesbia illa), которым именует поэт женщину, рассказывая о ней другу (это довод в пользу отождествления).

Стихи к Цицерону Править

Марк Туллий Цицерон был другом Целия и произнёс в его защиту речь, оправдавшую юношу, но приведшую к краху репутации Клодии. К нему Катуллом написано стихотворение (№ 49), также являющимся загадочным, поскольку поэт, с явной иронией, называет себя «наихудшим из всех поэтов», а Цицерона — «наилучшим из адвокатов». Комментаторы до сих пор не могут сойтись во мнении, какое чувство он выразил в стихотворении, обращённом к Цицерону:

Файл:Comic History of Rome Table 10 Cicero denouncing Cataline.jpg

О Марк Туллий! О ты, речистый самый
Из праправнуков Ромула на свете
В настоящем, прошедшем и грядущем!
Благодарность тебе с поклоном низким
Шлет Катулл, наихудший из поэтов.
Столь же самый плохой из всех поэтов,
Сколь ты лучше всех прочих адвокатов![29]

«Было ли это стихотворение нечаянным откликом уязвлённого сердца на обдуманную и тонко выстроенную казнь возлюбленной?» — вопрошают комментаторы[3]. Или, может быть, оно вообще не имело никакого отношения к апрельскому процессу 56 года, а было всего лишь ироническим ответом, вызванным нападками Цицерона на новое литературное течение, к которому примыкал Катулл, как трактуют некоторые комментаторы, не учитывая, впрочем, того обстоятельства, что Катулл уже не входил в него в это время. «Но если речь здесь всё же идёт о Лесбии, то что содержат в себе эти строки — одно лишь злобное ёрничество? Обиду? Или же в них действительно выразилась горестная благодарность Цицерону, к которому Катулл мог хорошо относиться за его речь „За Целия“ против изменницы Клодии».

Окончательные версии Править

  1. Лесбия — это действительно Клодия Пульхра Терция.
    1. Владислав Отрошенко довольно смело предполагает, что Лесбией действительно была Клодия, но лирическим героем обращённых к ней стихов Катулла — не сам Катулл, а реальный любовник Клодии — Целий[3] — то есть поэт описывал в стихах постороннюю любовную историю.
  2. Лесбия — это другая женщина, носившая имя Клодии.
    1. какая-нибудь родственница Клодии Пульхры Терции, например, одна из её старших сестёр-тёзок: Клавдия Пульхра Прима («Первая») или Клавдия Пульхра Секунда («Вторая»).
    2. существует предположение, что она была не аристократкой, а вольноотпущенницей семьи Клодиев, и поэтому, согласно обычаю, носила родовое имя[30].
  3. Лесбия — это некая «гетера», умевшая слагать стихи, «подруга» или «спутница» (amicae) — высокообразованная женщина особого статуса, схожего с положением древнегреческих гетер, бывших чем-то большим, чем рожающие детей домоправительницы[2].
  4. Лесбия не имеет под собой никаких реальных прототипов и является собирательным образом.
  5. Катулл использовал один и тот же псевдоним для обозначения нескольких своих возлюбленных.

Значение лирики Катулла, обращенной к Лесбии и восприятие потомками Править

Файл:Lawrence Alma-Tadema lesbia and sparrow.jpg

Любовная история Катулла и Лесбии является одной из самых известных древнеримских романтических историй, благодаря силе чувств и таланту, проявленному поэтом. Филологи и историки не устают предлагать различные варианты реконструкций истинной последовательности событий «из стихотворных осколков». Кроме того, Лесбия стала символом жестокой женственности, вечным символом всесжигающей страсти к женщине[2], а также известной литературной загадкой.

С точки зрения литературы и истории чувств очень важно, что Катулл вошёл в сознание нового времени как «открыватель романтической, духовной любви, впервые нашедший слова для этой, казалось бы, врождённой человеческой потребности»[5] (до него в латыни даже не было некоторых слов для описания определённого рода чувств), он стал «изобретателем чувств».

№11

Фурий ласковый и Аврелий верный!
Вы — друзья Катуллу, хотя бы к Инду
Я ушел, где море бросает волны
     На берег гулкий.
Иль в страну Гиркан и Арабов пышных,
К Сакам и Парфянам, стрелкам из лука,
Иль туда, где Нил семиустый мутью
  Хляби пятнает.
Перейду ли Альп ледяные кручи,
Где поставил знак знаменитый Цезарь,
Галльский Рейн увижу ль, иль дальних Бриттов
  Страшное море, —
Все, что рок пошлет, пережить со мною
Вы готовы. Что ж, передайте милой
На прощанье слов от меня немного,
  Злых и последних.
  Со своими пусть кобелями дружит!
По три сотни их обнимает сразу,
Никого душой не любя, но печень
Каждому руша.
Только о моей пусть любви забудет!
По ее вине иссушилось сердце,
Как степной цветок, проходящим плугом
  Тронутый насмерть.[28]

«Его любовь стремится подняться над уровнем простого чувственного влечения, но для этого нового и неясного ещё античному человеку чувства поэт не имеет подходящих слов и образов. Он говорит о „вечном союзе дружбы“ (термин, заимствованный из сферы международных отношений), о том, что любил Лесбию „не как чернь подружку, а как отец любит детей и зятьев“, пытается разграничить два вида любви, „любовь“ (в традиционном античном смысле, то есть чувственное влечение) и „благорасположение“. При такой новизне жизнеощущения лирика Катулла оказывается свободной от многих традиционных штампов, и даже привычные мотивы любовной поэзии и фольклора приобретают свежее звучание и подаются в оригинальных сочетаниях. Характерно, что образ Лесбии дается только отдельными штрихами, не образующими целостного рисунка: поэт занят главным образом собой и своими чувствами».[27]

Кроме того, считается, что Катулл подарил французскому, испанскому, итальянскому и португальскому языкам слово «поцелуй» — basium. Это слово было неизвестно римлянам (они употребляли osculum или suavium). Принесённое Катуллом из равнин Северной Италии, оно утвердилось в латинском языке и вытеснило все остальные, а затем перешло в романские языки[31].

Произведения Катулла пользовались особенной славой в древности и в Новое время и вызвали большое количество подражаний и переделок в галантной лирике Ренессанса и последующих веков — как по форме, так и по тематике.

В культуре Править

В музыке Править

  • Катулл и Лесбия — персонажи кантаты Карла Орфа «Catulli Carmina», где рассказывается по-своему реконструированная композитором история их любви.[32]

В поэзии Править

Дал вечность Лесбии своей
Катулл, хоть к ней отнесся строго…
Катуллов нет у нас, ей-ей,
Но Лесбий, батюшки, как много!

  • Мандельштам делает Лесбию адресатом двух своих стихотворений в своей «Антологии античной глупости».[33]
  • Бродский: «Лесбия, Юлия, Цинтия, Ливия, Микелина. / Бюст, причинное место, бедра, колечки ворса. / Обожженная небом, мягкая в пальцах глина — / плоть, принявшая вечность как анонимность торса…»

В прозе Править

Файл:Black-tailed Trainbearer (Lesbia victoriae).jpg
  • Торнтон Уайлдер в романе «Мартовские иды» о последнем годе жизни Цезаря придерживается версии Клодия=Лесбия и талантливо и в запоминающейся манере рисует картину любовного романа Катулла, сдвигая, впрочем, весьма сильно временные рамки: поэт умер лет за десять до описываемых событий.
  • Franko Mimmi, Carlo Frabetti. Amanti latini, la storia di Catullo e Lesbia (2001)
  • Cборник любовных рассказов «My Mistress’s Sparrow is Dead» (2008), составитель Джеффри Евгенидис.

В живописи Править

Две картины Альмы-Тадемы, по одной — Джон Уильям Годвард, Дж. Р.Веджелайн, Э. Д. Пойнтер.

В биологии Править

В честь Лесбии назван род колибриколибри-шлейфоносцы, имеющий двух представителей:

Другие Лесбии Править

  • Лесбия — повивальная бабка, персонаж комедии Теренция «Девушка с Андроса».
  • Лесбия — персонаж пьесы «Чистилище святого Патрика» Кальдерона.
  • Лесбия — «домашнее» имя, которое использует Роберт Грейвс в своих исторических романах об императоре Клавдии для именования Юлии Ливиллы, сестры Калигулы (возможно, чтобы современному читателю было удобно её отличать от других многочисленных Юлий и Ливилл в этих книгах).
  • «Лесбия Брэндон» — неоконченный роман Суинберна, опубликованный посмертно.

Литература Править

Шаблон:Викисклад-кат

  • Arthur H. Weston. The Lesbia of Catullus // The Classical Journal, Vol. 15, No. 8 (May, 1920), p. 501
  • Micaela Janan, 'When the Lamp is Shattered': Desire and Narrative in Catullus. Carbondale and Edwardsville: Southern Illinois University Press, 1994. Pp. xviii + 204. ISBN 0-8093-1765-6.
  • C. Deroux (1973) «L’identité de Lesbia» ANRW I.3: 390—416
  • T. P Wiseman (1979) «Catullus His Life and Times» JRS 69: 161—168
  • M. Rothstein (1923) «Catullus und Lesbia» Philologus 78:1-34
  • M. Skinner (1982) «Pretty Lesbius» TAPA 112:197-208; (1983) «Clodia Metelli» TAPA 113: 273—283
  • Julia Dyson Hejduk. Clodia: A Sourcebook. 2008. Norman: University of Oklahoma Press, 2008. Pp. 269. ISBN 0806139072, 9780806139074 (рецензия)

Примечания Править

Шаблон:Примечания

Ссылки Править

Шаблон:Кандидат в избранные статьи


Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>